Главная » 2012 » Сентябрь » 21 » 23 сентября празднуется память священномученика Уара, епископа Липецкого
15:10
23 сентября празднуется память священномученика Уара, епископа Липецкого
Наш храм носит имя мученика Уара Александрийского. В храме также есть чтимая икона еще одного святого с именем Уар - священномученика Уара Липецкого. С таким именем был пострижен в монашество священник Петр Шмарин, окончивший свой путь мученичеством за Христа.

Священномученик Уар (в миру Петр Алексеевич Шмарин) родился 11 октября 1880 года в селе Ново-Ситовка Тамбовской губернии в бедной крестьянской семье Алексея и Марфы Шмариных. Окончил гимназию в Тамбове, а затем церковно-учительскую семинарию, находившуюся в селе Ново-Александровка Козловского уезда Тамбовской губернии. По окончании семинарии Петр Алексеевич стал работать учителем. 21 марта 1904 года, он был рукоположен в сан диакона и направлен служить в Саратовскую епархию. В феврале 1910 года священноначалие предложило диакону Петру отправиться для служения или в Америку, или в Финляндию. Отец Петр сообщил священноначалию, что готов ехать служить в Финляндию.
28 октября 1910 года диакон Петр был рукоположен в сан священника ко храму, расположенному на острове Манчинсаари на Ладожском озере.
Приход находился неподалеку от Валаамского монастыря, и к отцу Петру часто приезжали монахи монастыря, которые останавливались у него в доме. Отец Петр был человеком открытым, общительным и с каждым мог найти общий язык. В его доме всегда кто-нибудь жил, и за стол никогда не садились одной только своей семьей, но всегда были гости.
Дом принадлежал приходу; он был вместительным, и места хватало для всех. В то время когда священник служил в Манчинсаари, у него родилось еще трое сыновей. Затем отца Петра перевели в храм в селе Мустамяги неподалеку от Выборга.
После революции Финляндия отделилась от России, и отец Петр с семьей и все их родственники выехали в Петроград. Из вещей взяли только самое необходимое для детей. Отец Петр отвез жену с детьми в село Ново-Ситовка к своей матери, а сам остался в Петрограде.
В 1918 году дети священника в Ново-Ситовке заболели тифом, а когда выздоровели, заболела Клавдия Георгиевна. Болезнь развилась столь стремительно, что, несмотря на посланную в Петрофад телеграмму о ее болезни, отец Петр добрался до Ново-Ситовки, когда жену его уже похоронили. Сюда приехали и все родственники Клавдии Георгиевны, нужно было решать, что делать с шестью сиротами, кому и как помогать их воспитывать. В Петроград отцу Петру взять их было нельзя, потому что там был в это время голод. Пятерых детей взяла к себе в Лебедянь бабушка Анна Ивановна Стрельникова, а дочь Клавдию взяли родственники из Липецка. Вскоре к ним из Петрограда приехал отец Петр. Ему дали приход в десяти километрах от города Лебедяни, в селе Тютчеве.
В 1924 году в дом к отцу Петру ночью с обыском пришли сотрудники ОГПУ. Вся семья поднялась, пятеро детей выстроились в коридоре. Один из сотрудников ОГПУ многозначительно оглядел их и затем сказал священнику: «А вам придется с нами проехать». Отец Петр был заключен в тюрьму в городе Лебедяни.
Допросы были долгими, но допрашивали вежливо, стараясь более убедить, нежели запугать угрозами, так как следователи уже вполне разобрались, что угрозы в данном случае приведут скорее к обратному результату. На допросах сотрудники ОГПУ предлагали ему снять сан — это было самое главное для них. «У вас большая семья, вам будет очень трудно в новых условиях, — говорили они, снимите сан. Вы человек высокообразованный, нам такие люди нужны. Мы строим сейчас новое государство, и нам нужны образованные люди. Мы вам дадим хорошую, престижную работу, квартиру, обеспечим вас всем, у вас не будет никаких забот. Единственной помехой, чтобы все это вы получили, является ваш сан. Снимите его — и вы все получите». На все эти уговоры и приводимые ими аргументы отец Петр всегда и неизменно отвечал: «Того, чего вы от меня добиваетесь, — этого вы никогда не добьетесь. Уж я такой человек: во что верую — тому никогда не изменю, так что напрасны все ваши усилия». Столкнувшись с непреклонной волей доброжелательного и миролюбиво настроенного священника и учитывая, возможно, что он выходец из бедного крестьянского сословия, власти и на этот раз освободили его.
20 августа 1926 года священник Петр Шмарин по предварительном пострижении в монашество с именем Уар был хиротонисан во епископа Липецкого. Епархия в то время включала приходы Липецкого, Боринского, Нижне-Студенецкого, Краснинского, Лебедянского и Трубетчинского районов. Сначала он служил в городе Липецке в Христорождественском соборе, а после его закрытия в 1931 году — в Успенской церкви.
На основании ложных свидетельств 8 июня 1935 года владыка был арестован и заключен в тюрьму в городе Липецке. 11 сентября 1935 года в городе Липецке состоялось заседание выездной сессии специальной коллегии Воронежского областного суда. На суде владыка Уар сказал: «Виновным в предъявленном мне обвинении не признаю и поясняю: в доме Титовой 7 января 1935 года я был, но никакой контрреволюционной агитации среди присутствующих не вел. В 1934 году Сурнину о том, что плохо поступают верующие села Студенок, отдав церковь под хлеб, я не говорил. Почему это он говорит, я не знаю».
В тот же день епископу был прочитан приговор: восемь лет тюремного заключения.
На следующий день владыку этапом отправили в тюрьму в город Мичуринск Тамбовской области, где он пробыл до марта 1936 года, а затем был отправлен в Карагандинские лагеря, куда прибыл 8 февраля 1937 года.
Врачами после проведения медицинского обследования у владыки были обнаружены миокардит и пляска святого Витта. Из-за тяжелых болезней епископа перевели на должность счетовода. Все это время владыка содержался в бараке, где в основном были осужденные по политическим статьям. Но в 1938 году его перевели на участок под названием Меркеле и поместили в барак, где были собраны одни уголовники. 23 сентября 1938 года они убили владыку. Епископ Уар (Шмарин) был погребен на кладбище Самарского отделения Карагандинского лагеря; ныне это село Самарка Мичуринского района Карагандинской области.

Рассказывает дочь священномученика Уара

Cообщаю все, что сохранилось в моей памяти о моем отце Шмарине Петре Алексеевиче (епископе Уаре). Родился он 11 октября 1880 года в селе Новая Ситовка Избердиевского района Тамбовской губернии в семье бедного крестьянина и лишился отца, когда ему было два года. Рос в бедности, с 6 лет пас гусей у местного священника. Старый батюшка обратил внимание на смышленого парнишку и определил его в церковно-приходскую школу, которую он успешно закончил, а затем, чуя тягу к знаниям у мальчика, пообещал ему помочь учиться дальше, если он даст слово, что будет священником. Папа дал ему такое обещание и был направлен учиться на казенный счет сначала в тамбовскую гимназию, а потом в духовную семинарию, по окончании которой женился на Стрельниковой Клавдии Георгиевне, моей маме: она к тому времени окончила Тамбовскую гимназию. Я не знаю, где и кем папа служил до моего рождения, но знаю - я родилась в ноябре 1909 года в городе Колояр Вольского уезда Саратовской губернии, где папа служил диаконом. Когда мне исполнилось 3 месяца, папе предложили в качестве священника поехать или в Америку, или в Финляндию. Папа выбрал Америку, но родственники мамы запротестовали (далеко), и папа согласился на Финляндию, куда в начале 1910 года и выехал с семьей (уже было трое детей: старшая - Мария, потом - Николай, затем - я). Несколько лет служил священником на острове Манчин-Саара (Ладожское озеро) - это один из островов Валаамского архипелага. Папа ночью выезжал в Валаамский монастырь, служил там, и валаамские священники тоже бывали у нас. Папу все очень уважали за ум, благородство и точность. Потом его перевели в Мустамячи (под Выборгом), а во время революции нам пришлось эвакуироваться из Финляндии, так как она отделилась от России. Маму и нас папа переправил к своей маме в деревню, сам остался в Петрограде. Когда мама умерла (от тифа), папа перевез нас в село Тютчево Лебедянского уезда Липецкой области, где служил священником. Его часто арестовывали, предлагали отречься от сана священника, но папа всегда отказывался и после освобождения от ареста продолжал быть священником.Меня взяла на воспитание тетя - сестра мамы, и увезла в Полтаву. Потом я жила и работала в Ленинграде.В 1935 году, летом, я приезжала в Липецк попрощаться с папой, так как после ареста и суда его отправили в тюрьму в Караганду. Знаю, что из камеры политических заключенных его перевели в камеру уголовников, которые его убили.

Просмотров: 1160 | Добавил: admin | Рейтинг: 5.0/1