Главная » 2015 » Февраль » 7 » Новомученикам и Исповедникам Российским посвящается
12:47
Новомученикам и Исповедникам Российским посвящается

В этом году память Новомучеников и Исповедников Российских приходится на 8 февраля. Каждый год мы вспоминаем людей, свято хранивших веру в годы тяжелых испытаний и пронесших ее сквозь воды слез и огнь страданий. Множество прославлено в лике святых. Многие оставили свои воспоминания, но среди них  мало, ох как мало воспоминаний от крестьян, их практически нет. И вот в руки попал уникальный материал.  Крестьянин с севера Иван Степанович Карпов написал воспоминания о своей жизни и событиях тех лет. Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный Университет издал эти воспоминания, и сегодня у нас есть возможность прикоснуться к этому уникальному свидетельству истории  человеческой судьбы, исполненной драматических, а порой и трагических событий. Вот фрагмент воспоминаний Ивана Степановича Карпова.

« В 1922 году вышел указ Св. Синода искать лиц, достойных священства, хотя бы даже из крестьян. Меня вызывает благочинный, пишет архиерею, чтобы удостоить меня сана дьякона, а потом с Божьей помощью он может достигнуть сана священника. Я не верю, что это осуществиться, ну какой же из меня будет дьякон или священник-проповедник, когда я кончил только начальную четырехклассную школу. Благочинный послал мне свое заключение о моей характеристике и велел идти к архиерею. Никакого экзамена мне не было. Явился к Владыке, и он отослал меня в канцелярию духовного правления, а там уже изготовлена и проведена документальная запись на рукоположение и грамота. 6 декабря 1922 года рукоположили меня в сан диакона.

Время грозное и для Церкви самое печальное. Со дня революции 1917 года в правление Керенского уже была борьба за землю между крестьянами, но не все крестьяне согласны были на новые реформы, борьба только начиналась. …

В церковь стало ходить людей мало. Дров для отопления почти не привозили, служили в холодной церкви, иногда при пяти градусах холода. …

Нас со священником согласно закону лишили избирательных прав, и мы были свободны от всех собраний, беспокоясь за свою будущую участь и за участь Церкви.

Органами власти была произведена инвентаризация церковного имущества и отобраны церковные богослужебные сосуды, имеющие большую ценность. Оставлены самые простые, не имеющие ценности, и то по одному экземпляру: один крест, один потир, один дискос, одно кадило. Не забуду того дня, когда представитель райисполкома зашел в храм Божий с грязным мешком, не снимая головного убора, своими руками с престола и жертвенника поклал священные сосуды в грязный мешок. Закурить в храме постеснялся – закурил в паперти, а мы провожая глазами мешок со св. сосудами, чувствовали сожаление до слез.

Вполне естественно  возникал у меня вопрос, а как же далее существовать будет Церковь и как существовать нам дальше.

Вручили нам анкеты (опросные листы) с содержанием множества вопросов: первый вопрос – отношение к религии, лояльность к советской власти, классовая принадлежность, происхождение, был ли судим, имущественное положение. Заполняешь в рубриках эти ответы на вопросы и подозреваешь, что этот учет требуется власти для какого-то над нами насилия, а тут еще по Двине от Архангельска до Котласа регулярно рейсирует броненосец «Светлана» с Чрезвычайной комиссией, забирает уже известных лиц на пароход, и в первую очередь – священников.

Немногие из священников отсиделись,  но большинство из них съездили на крейсере «Светлана» до Архангельска и обратно. Какой там гостеприимный прием оказала ЧК, сразу можно было определить по наружности ездивших не «Светлане». Протоирей красноборской церкви с рыжей бородой вышел со «Светланы» совершенно белый, а другие долго не забудут синяков на своем теле.

Создался в Красноборске кружок «Союз воинствующих безбожников», появились плакаты «Воинствующая церковь», которые расклеивались на заборах. Начались диспуты на антирелигиозные темы. … Выступал диакон телеговской церкви Дмитрий Иванович Чецкий с обращением ко всем присутствующим с просьбой простить его, что 20 лет несознательно служил в церкви, понял всю ложь религии, снимаю с себя сан дьякона, порываю связь со всеми ложными церковными обрядами и хочу искупить свою вину служением советской власти, а всех здесь присутствующих отцов прошу последовать моему примеру, оставить свою приводящую в мрак и невежество работу и работать во имя прогресса и науки. Из толпы раздались голоса: «Иуда, Иуда!»…

… На следующий день пошел я в сельсовет и вижу на заборе большой плакат: нарисован дьякон в голубой рясе с кадилом в руке и большими буквами написано: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Деревни Звягинской Ляховского сельсовета Карпов Иван Степанович не захотел заняться честным трудом – работать топором, уехал в церковь на сладкие пироги махать кадилом. Но в минуту трудную вспомнил и о деревне и просит наделить его с семьей землей. Граждане! Не поддавайтесь на удочку дармоеда, не наделяйте его землей! Аминь! Актив».

Такой же плакат обо мне висит в киоске на стене сельсовета. Рядом с моим плакатом нарисована небольшая избушка с двумя окнами по фасаду и одно окно сбоку. Просверлено отверстие над окном, и из отверстия идет дым. Внизу под рисунком написано: «Доколе Андриан с Натальей в тенетах и грязи роются, когда же у них на трутня паука-попа глаза откроются?»…

… Поступил указ правительства, чтобы все имели прописку по месту жительства, но нас не прописывают. Как убедительно, чуть ни со слезами в сельсовете ни просили отец Леонид и я  также о прописке, но председатель с гордостью и иронией сказал: «А знаете, как нас за это взгреют!»…»

"По волнам житейского моря": История моей жизни / И. С. Карпов. - М.: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет: 2014. - 403 с.

На фото: семья Карповых на фоне деревни Звягинской.

Просмотров: 496 | Добавил: admin | Рейтинг: 0.0/0