Главная » 2017 » Август » 23 » Новомученикам Соловецким посвящается
11:45
Новомученикам Соловецким посвящается

23 августа празднуется Собор Новомучеников Соловецких

Во мне было два я, два человека... 

Из воспоминаний Юрия Дмитриевича Бессонова "Двадцать шесть тюрем и побег с Соловков"

Физические мучения, лишения, пытки, избиения в советской России существуют. Я мог бы привести много примеров избиений и пыток заключенных на Соловках и в тюрьмах. Я видел избиение при попытках к бегству, я видел арестованных с разбитыми в кровь лицами, я видел, как на них ломали палки, я сам перенес много. Но это все орудия для большевиков, на этом далеко не уедешь. Большевики гораздо тоньше, чтобы применять эти грубые старые способы. Раз изобьешь – подействует, второй – меньше, третий – еще меньше и т. д.  Большевики умны, они этим не злоупотребляют. Важно действовать на психологию, важно, что тебя могут избить, могут пытать, могут расстрелять. Важно, что в России каждый боится этой возможности, этого «могут», что на деле там ни права, ни законности нет. Важно, что царство произвола там продолжается….

Тяжело действовало на меня угнетение личности: упорное желание большевиков сделать из тебя мерзавца. Путь к облегчению своей участи всегда открыт – делайся начальством и дави. Но дави уже изо всех сил… А то тебя сметут и задавят.

Затем мучила скученность…

Ф. М. Достоевский говорит: «Что страшного и мучительного в том, что во все десять лет моей каторги ни разу, ни одной минуты я не буду один. На рабстве всегда под конвоем, дома с двумястами товарищами, и ни разу, ни разу один». И дальше: «Впоследствии я понял, что кроме лишения свободы, кроме вынужденной работы, в каторжной жизни есть еще одна мука, чуть ли не сильнейшая, чем все другие. Это вынужденное сожительство».

Но ведь обстановка, в которой пришлось жить Достоевскому, несравнима с соловецкой. Восемь вершков нар…  Это не шутка. Спать можно только на боку. Здесь так много народу, что буквальнее нельзя найти места, чтобы можно было бы говорить так, чтобы тебя не слышали. …

А кругом провокация. Провокация во всех видах и оттенках. Купить голодного человека легко. И большевики покупают… И как Россию, так и Соловки крепко держат этим в руках. Рта нельзя раскрыть, чтобы это не было известно. А раскрыл, болтнул, или  тем более сказал правду – и тебе обеспечена прибавка срока.

В России вообще, а на Соловецких островах в частности и в особенности, только тот может удовлетворить свои элементарные потребности, то есть иметь хотя бы и очень ограниченную свободу, кров и хлеб, кто совершенно отказался от совести. Кто сознательно идет на то, чтобы стать мерзавцем. Везде, на всем земном шаре, человек может честным трудом заработать себе кусок хлеба. В одних местах легче, в других труднее, но заработать можно всегда. В России этого сделать нельзя. Там человек не может только работать. Там он обязательно должен участвовать в политике. Он не может  молчать, он должен говорить, и  говорить то, что ему приказывают. Мало того – должен заставлять других повторять свои слова.

Я колебался … Меня шатало … Во мне было два я, два человека…. Материя и дух. Христианин и человек земли.  Раздвоенность.  Она мешала и мучила…

Вот я на нарах. Ночью… Я один… Лежу и думаю…

Ведь я сейчас силен. Во мне есть дух. И Бог меня сюда поставил. Здесь я найду людей, которые меня поддержат. Вот случай мне проверить силу… Мне надо покориться Богу, страдать, терпеть, любить, прощать…. Так говорил мне человек, которым я хотел бы быть. Но ведь условия тяжелы, я их не выдержу… Я человек земли… я жить хочу, хочу борьбы, свободы, я не могу смириться… Так возражало мне мое земное я.

Что делать? Ведь выхода же нет. Одно из двух: страдать или изгадиться. Идти на компромисс… Давить – или тебя задавят.

Бежать…

Просмотров: 180 | Добавил: admin | Рейтинг: 0.0/0