Современная женщина

«Церковь учит, что женщина, когда она вместе со Христом, становится сильнее мужчины и способной на все. Никакой страх ее не омрачает. Преодолевается женское самолюбие и трусость и она жертвует собой ради других». «Жены-мироносицы свидетельствуют, что женщина в Церкви – самое ценное. Напротив, женщина вне Церкви – настоящая драная тряпка, которую каждый может вертеть в руках, пока, в конце концов, кто-нибудь не выбросит на помойку. Женщина, которая живет со Христом, где бы ни оказалась, везде благоухает и источает радость». «Во все времена мужчины хотели видеть красивых женщин, но не таких как сегодня, состоящих только из костей и плоти. Женщина, живущая со Христом, имеет три отличительных свойства: она скромна, смиренна и довольствуется малым. Современная женщина мира сего тоже имеет три отличительных свойства: она непристойная, неверная, жаждет денег и секса. Все делает для того, чтобы привлечь противоположный пол».

Изречения блаженной памяти старца архимандрита афонской обители Дохиар Григория (Зумиса).

Благодать Божия зависит не от лет

С праздником Преображения Господня!

«Получил твое письмо, дитя мое, и даю тебе ответ на то, что ты мне пишешь. Ты спрашиваешь, кто из двух получает благодать быстрее: безмолвник или послушник. Несомненно, послушный ученик и благодать быстро получает, и всегда находится в безопасности: не боится ни упасть, ни потерять. Только бы он не впал в нерадение. А когда в человека войдет Христос, и один, и со многими он безмолвствует, и везде имеет мир.
Благодать Божия зависит не от лет, а от образа жизни и милости Господней.
Опыт через делание приобретается с годами, а благодать потому и называется благодатью, что является даром, дарованием, зависящим от Бога и подаваемым соответственно теплоте веры, смирению и доброму произволению.
Соломон получил благодать двенадцатилетним. Даниил — в том же возрасте. Давид — мальчонкой, пасущим овец своего отца. И подобным образом — все древние и новые отцы.
Сразу, как только человек истинно покается, к нему приближается благодать и благодаря ревности возрастает. Опыт же требует многолетнего подвига.
Прежде всего другого, просящий благодати у Господа должен терпеть искушения и скорби, каким бы образом они к нам ни приходили. Если же во время искушения он негодует и не проявляет достаточного терпения, то ни достаточная благодать не придет, ни добродетель не совершенствуется, ни дарования он не удостаивается.
Если кто‑то узнал, каков дар Божий, что это — скорби и, вообще, то, что нам приносят искушения, тот поистине обрел путь Господень. И ждет их, когда они придут, ибо ими он очищается, терпя, просвещается и созерцает Бога.
Бог не созерцается иначе как посредством ведения. Это ведение есть созерцание. То есть когда ты понимаешь, что Бог рядом с тобой, и ты внутри Бога обращаешься, и все, что ты делаешь, Он видит, и следишь, как бы Его не опечалить, — ибо внутри и вне Он все видит, — тогда не согрешаешь. Ибо Его видишь, Его любишь и следишь, как бы Его не опечалить, «яко одесную тебе есть» (Пс. 15:8).
Итак, всякий, кто согрешает, не созерцает Бога, но слеп».

Из писем преподобного Иосифа Исихаста.

На фото: Гора Фавор в день Преображения Господня.

Пасха среди лета

Второе обретение мощей преподобного Серафима Саровского произошло в 1991 г. С тех пор прошло более четверти века. Эта пасхальная радость не забывается до сих пор, всеми ее пережившими в те годы. Святые Батюшкины мощи водворились в Диввееве в 1991 году, это произошло в день прославления преподобного Серафима 1 августа. Сейчас, когда начинают говорить о втором обретении мощей, переносишся мыслями к торжествам 1903 года, тогда в Сарове, по пророчеству Преподобного «среди лета пели Пасху».
Постановление об организованном вкрытии мощей было принято коллегией Народного комиссариата юстиции 16 февраля 1919 года. Кощунственная кампания по вскрытию и изъятию святых мощей угодников Божиих была частью масштабного плана советской власти по ослаблению и дискредитации Русской Православной Церкви. По официальным данным с осени 1919 по осень 1920 гг. было произведено 63 публичных вскрытия мощей. 30 июля 1920 г. Совнарком принял постановление «О ликвидации мощей во всероссийском масштабе»; циркуляром Народного комиссариата юстиции от 25 августа того же года предписывалась полная ликвидация мощей, передача их в музеи. Впрочем, как и многие подобные идеологические кампании, эти мероприятия прекращались в связи с изменениями в партийной политике. В 1920–1921 гг. крестьяне ответили на политику «военного коммунизма» жесточайшим вооруженным сопротивлением, что вынудило сменить векторы идеологической работы. В итоге, к 1922 г. публичные вскрытия мощей почти прекратились.
Святые мощи преподобного Серафима Саровского были вскрыты 17 декабря 1920 года. В составленном при этом действии акте очень подробно описывались как сами мощи, так и то, во что они были облачены и на чем покоились. «На гробнице имелась надпись о ее сооружении царской семьей: «в лето от Рождества Христова 1903 года месяца июля 19 день», а также рельефное изображение херувима. На руках преподобного – поручи из золотой парчи, они были покрыты шелковой белой материей с надписью: «Преподобный отче Серафиме». Мощи были покрыты золотой парчовой епитрахилью. На обуви кресты из парчи с большими аметистами, окруженными жемчугом».

После вскрытия мощей Поволжье настигла страшная засуха и голод, что многие связывали со святотатством над мощами преподобного Серафима Саровского. Параллельно с этим началась кампания по изъятию церковных ценностей, и в 1922 г. «для голодающих Поволжья» из раки преподобного были взяты жемчуг и аметисты. Известно, что игумения Серафимо-Дивеевского монастыря Александра (Траковская) говорила об этом местным властям и неоднократно просила, чтобы святые моще вновь были облачены. 16 июня 1921 г. 122 домохозяина деревни Починок Темниковского уезда возбудили ходатайство о возвращении на мощи облачений, просили «привести их в такое состояние, в каком оне находились до осмотра их».

Несмотря на то что на вскрытии раки преподобного присутствовало около 150 человек, не считая еще 500 человек «наблюдающих», с мощами святого Серафима обошлись так же, как обычно в те годы. Специальные комиссии, в которые для видимости соблюдения законности включали представителей духовенства, вскрывали раки, составляли протоколы об их освидетельствовании, а затем увозили святыни в неизвестном направлении. Осмотр честных мощей Батюшки Серафима происходил таким образом, что духовенство никак не могло повлиять на формулировки составляемого акта. Сами протокол и акт писались не в момент действия, а на квартире коменданта, без участия духовных лиц, и зачитывались очень ограниченному кругу членов комиссии у раки преподобного. На вопросы, как поступят с мощами, также не давалось ответа.

После того как 16 августа 1921 г. святые мощи вновь облачили, крышка раки была заперта на внутренний замок. Совершилось так называемое «закрытие мощей», а засуха в Поволжье вскоре прекратилась. Далее мы увидим, какое значение для работы церковной комиссии после обретения мощей в 1991 г. представлял акт, составленный при «закрытии мощей».

Новое активное наступление на чувства верующих советская власть начала через шесть лет, с объявлением коллективизации и началом репрессий по отношению к крестьянству. Комиссия, назначенная ОГПУ, совершила повторное вскрытие мощей преподобного Серафима в Саровском храме Живоносного Источника в 1927 г. Гроб-колоду, в котором 70 лет лежал в земле батюшка Серафим, и кипарисовый гроб, в котором покоились его святые мощи, сожгли около Успенского собора. Мощи же, как они были облачены в мантию и одежды, вложили в просфорный ящик. Затем они были закрыты и увезены «в неизвестном направлении».

Впрочем, слух о том, что мощи преподобного из Сарова вывезут, распространился еще в 1926 г., потому что по сравнению с несколькими предыдущими годами число паломников резко увеличилось. В этом году на праздник 1 августа в Саров собралось до 10 тысяч человек. В течение лета 1926 г. в пустыньке Батюшки побывало до 30 епископов.

Было очевидно, что власти тщательно скрывали местонахождение мощей. Например, в книге Б.Кандидова, изданной в 1929 г., приведена подробная таблица вскрытия мощей по губерниям, но в ней нет результатов вскрытия мощей преподобного Серафима Саровского. Во многом отсюда неточные данные о том, что мощи преподобного Серафима покинули Саров в 1920–1922 гг.

По распространенному преданию, святые мощи были отвезены властями в Донской монастырь в Москве. Там в конце 1920-х гг. происходило создание центрального антирелигиозного музея. Во многом это делалось, чтобы вытеснить из монастыря православную общину, которая держалась там памятью о Патриархе Тихоне. С другой стороны, создание такого музея крайне осложнялось обстановкой в обители: там постоянно велись дежурства у гробницы Патриарха и служилось в его память по нескольку панихид в день – сохранилось расписание этих богослужений, помещавшееся церковным советом на стену Малого Донского собора! «Исключительно неблагоприятные условия для музейно-антирелигиозной работы мы видим на примере Донского монастыря», – писали в литературе 1920-х гг.
Вот в этот-то музей и попали, вероятно, мощи батюшки Серафима, хотя современные исследователи, подробно занимавшиеся Донским монастырем в советское время, никаких документальных сведений об этом не нашли. Музей религиозного искусства был открыт только 20 декабря 1929 г., когда была окончательно ликвидирована община монастыря (хотя в советской прессе назывался 1927 г. и более ранние годы). Просуществовал он до 1934 г.

При упразднении музея в Донском монастыре его фонды были переданы в Центральный антирелигиозный музей, открывшийся в 1929 г. в обители Страстной иконы Божией Матери в Москве. Мощи, вероятно, находились там до 1935 г., когда власти начали приводить в исполнение решение о разрушении Страстного монастыря.

Православным людям было известно предсказание самого преподобного Серафима о том, что его мощи будут найдены, а затем в годину гонений за христианскую веру снова будут утрачены. Так в точности и произошло. Как говорил Святейший Патриарх Алексий II: «Православным людям было трудно, невозможно свыкнуться с мыслью об утрате его святых мощей. Наверное, поэтому существовали различные предположения о том, что мощи где-то спрятаны».

Примерное местонахождение святых мощей преподобного Серафима стало известно, можно сказать, только перед самым их обретением – в Казанском соборе Ленинграда, в музее истории религии и атеизма. Они не значились в описях, и когда Церкви передавались мощи Соловецких чудотворцев, находившиеся в музее, директор официально сообщил, что в его фондах нет других мощей. Но спустя некоторое время в ходе инвентаризации, проводившейся в связи с решением о возвращении верующим Казанского собора и выездом из него музея, святые мощи были обнаружены сотрудником музея.

При освобождении запасников храмам стали передавать иконы, Евангелия, различные богослужебные предметы. Мощи преподобного Серафима лежали, зашитые в рогожу, в одной из комнат бывшей ризницы, где хранились гобелены, а также музейные вещи с утратами. По благословению Святейшего Патриарха Алексия, епископы Арсений Истринский и Евгений Тамбовский срочно прибыли для принятия мощей в Ленинград. Это произошло накануне дня памяти святителя Спиридона Тримифунтского 24 декабря 1990 г. С 25 декабря до 10 января 1991 г. были оформлены все необходимые документы, получено разрешение Министерства культуры.

Священный Синод Русской Православной Церкви образовал комиссию для работы в архивах. Вскоре были найдены акты освидетельствования мощей при первом их обретении перед канонизацией в 1903 г. и очень подробный акт, составленный при вскрытии раки с мощами в 1920 г. и заверенный подписями духовенства. Комиссией было установлено, что мощи, обретенные в Казанском соборе, полностью соответствовали описанию мощей преподобного Серафима. Описание мощей совпадало с документом «закрытия» мощей в 1921 г. Комиссия нашла полное соответствие в расположении всех частей святых останков. Вместе с мощами лежала вата, в которую заворачивались мощи, белые шелковые варежки, зеленая подушечка, которая была оставлена для переноса мощей из Казанского собора в Александро-Невскую лавру и другие детали. На рукавичках были надписи: на одной – «Преподобне отче Серафиме», а на другой – «Моли Бога о нас».

11 января 1991 г. был подписан акт передачи мощей преподобного Серафима Русской Православной Церкви. Накануне этого дня епископы Арсений и Евгений, а также клирики Свято-Троицкого собора совершили облачение и положили святые мощи в новую раку. При чтении акафиста мощи омыли святой водой, помазали елеем от Гроба Господня, покрыли пеленами из лавры преподобного Сергия, на мощи надели крест – по преданию, благословение матери. Мощи после их обретения были водружены в Троицком соборе Александро-Невской лавры и открыты для поклонения. Они находились там до дня памяти блаженной Ксении, 6 февраля.

Святейший Патриарх Алексий II рассказывал: «Как только мощи преподобного Серафима были обретены, стало ясно, что нужно переносить их в Дивеево. Сам преподобный незадолго до своей кончины в беседах с Н.А.Мотовиловым говорил, что плотью своей он будет лежать не в Сарове, а в Дивееве». Успенский собор в Сарове, в котором прежде лежали мощи прп. Серафима, был взорван в начале 1950-х гг., а сам город стал секретным центром атомных исследований («Арзамас-16»), с ограниченным правом доступа посторонних лиц.

Месяц спустя, в феврале 1991 г., святыня была привезена из Ленинграда в Московский Богоявленский собор. А 23 июля уже Москва прощалась с мощами преподобного Серафима. От церкви Никиты Мученика рака со святыней направилась в город Ногинск (бывший Богородск) Московской области, а затем через Орехово-Зуево, Владимир, Нижний Новгород и Арзамас в Дивеево. Мощи перевозили в микроавтобусе, за которым неотступно следовал автомобиль Патриарха. На местах их встречали Преосвященные Владыки. Митрополит Ювеналий участвовал в торжественном перенесении на всем протяжении крестного хода.

По пути следования каждый вечер мощи вносились в один из храмов и оставались там до следующего дня. Вот только некоторые примеры встречи мощей во время их пути: «Жители древнего Владимира заранее собирались у Золотых ворот и Успенского собора… На следующий день, 25 июля, в древнейшем храме Русской Церкви совершается Божественная литургия… Утром 26 июля от площади перед Успенским собором кортеж направился в Боголюбово – вотчину святого Андрея Боголюбского», великого князя, мощи которого также вскрывались безбожниками в 1919 г. В Нижнем Новгороде состоялась пресс-конференция, на которой Святейший Патриарх и митрополит Нижегородский Николай рассказали о подробностях второго обретения мощей преподобного Серафима. Во время службы в кафедральном соборе Нижнего Новгорода 28 июля Предстоятель Русской Православной Церкви отметил символическое совпадение дня памяти Крестителя Руси великого князя Владимира с перенесением мощей преподобного Серафима. Средства массовой информации широко освещали все эти торжества.

1 августа 1991 г., в день памяти преподобного Серафима Саровского, его святые мощи были возвращены в Дивеевский монастырь. При встрече была возожжена свеча батюшки Серафима, которую он перед своей кончиной передал Прасковье Семеновне Мелюковой. В последние годы свеча бережно хранилась у единственной оставшейся в живых дивеевской сестры – схимонахини Маргариты (Лахтионовой). Сохранилось до этого знаменательного часа и немного ладана из запасов Батюшки. Святейший Патриарх Алексий II служил с ним первый молебен на площади перед Троицким собором Дивеевского монастыря.

В дальнейшем торжественные службы в Дивеевском монастыре продолжались. Например, 31 декабря 1997 г. в Дивеевском Троицком соборе освятили левый придел в честь преподобного Серафима. А 1 августа 1998 г. после поздней Литургии был совершен крестный ход с мощами преподобного Серафима. И сейчас верующие люди, вспоминая преподобного Серафима, приезжая в Дивеево, читая его житие, вспоминают, как устраивалась обитель. Так, отец Серафим говорил одному священнику: «Исповедую тебе и Богом свидетельствуюсь, что ни одного камешка я по своей воле… не поставил, ниже слова единаго от себя не сказал им (сестрам)… против воли Царицы Небесной».

Многие люди в течение XX столетия сохраняли память о преподобном Серафиме. Например, Игнатий Игнатьевич Игнатюков, участник I Мировой войны, работавший в Кронштадте типографским рабочим, оставил своим потомкам только одну подшивку газет, которые он сам печатал, – как раз о торжествах прославления преподобного Серафима в 1903 г.

И наши современники Промыслом Божиим снова «пели Пасху» в 1991 г. после второго прихода мощей батюшки Серафима в Дивеево. Приведем некоторые из слов Святейшего Патриарха Алексия II, сказанные многократно во время Литургии, крестных ходов – в дни празднования второго обретения мощей преподобного Серафима: «Перевернута последняя страница Дивеевской летописи, пришло время исполнения пророчеств, мощи преподобного Серафима отныне упокоятся по его слову в соборе… Дивеевского монастыря». «Начинается новая страница Дивеевской летописи. Она будет иметь огромную притягательную силу для паломников, которые придут сюда почерпнуть духовное утешение и силы у преподобного Серафима».

 

Предтеча для друга

Перед каждым из нас ставится вопрос: есть ли во мне такая жизнь, которой я могу зажечь другого человека? Где эта жизнь во мне? Когда меня люди встречают, они загораются ли? Когда люди меня слышат, трепещет ли их сердце? — как Евангелие говорит о спутниках Эммаусских: горело сердце в них. Когда люди видят нашу жизнь, разве они говорят о нас, как говорили о первых христианах: «Как они друг друга любят!» Разве слыша, видя нас, люди дивятся тому, что у нас есть что-то, чего ни у кого нет? А если это так, то мы не пошли даже путем предшественника, мы не готовы принести Христа людям, мы не готовы даже проложить Ему дорожку, чтобы Он нашел как-то путь Себе. А мы призваны быть теми, кто готовит радость людям, радость встречи с Богом, радость, которой никогда не будет конца и которой никто, ничто не может отнять. Почему это так? Да потому что мы хотим жить на своих правах, мы хотим жить для себя, мы не хотим сходить на нет. А вот что говорит Евангелие о Иоанне Крестителе. Свидетельствуя перед людьми о том, кто он сам есть, Креститель говорит: мне надо умаляться, на нет сходить, для того чтобы Он вырос в полную меру… Сам он — только предтеча, он должен открыть дверь и отойти, так, чтобы о нем больше не вспомнили люди, вдруг увидев Христа и все забыв в этой радости.

Митрополит Антоний (Блум)